Лара Иири (laikalasse) wrote,
Лара Иири
laikalasse

Categories:

Сказка об Арнаэлле и Эстер, часть первая

Ух, все-таки решила выложить первую часть этой истории. Это полусказка-полуповесть, она пишется так, как увидится, мы не придумываем сюжетные ходы и не заморачиваемся, чем все закончится. В определенном смысле план, конечно, присутствует, но он есть переложение одного моего видения, обрастающего бессчетными подробностями. В каком-то смысле так все и было - даже когда кажется, что сюжет выдуман. В этой истории переплелось столько Дорог, что диву даешься. И творим ее не только мы: сопричастных к событиям, происшедшим в мире Фарун, по меньшей мере пятеро. В определенный момент все "соавторы" будут упомянуты, хотя записываем полусказку мы с братом, да Дамаэль грозился. Надо пояснить, что пишется она не ради экшена, цель ее - собрать все воспоминания о фарунском мире, какие только возможно. Оттого не удивляйтесь обилию отвлечений и незначимой, быть может, на первый взгляд болтовни.

ФАРУНСКИЕ СКАЗКИ
СКАЗКА ОБ АРНАЭЛЛЕ И ЭСТЕР, часть первая

         Когда я оглядываюсь назад, то часто вспоминается день, заставивший мирное течение судьбы всколыхнуться и закипеть бурной рекой. Как я жила до этого? Как сейолхэ – что значит «владычица» – народа Древних, зовущегося Сумеречными Сидхе, глава второй ветви Перворожденных, мне приходилось много времени уделять сбору новостей со всех концов Мира, чтобы отслеживать малейшие изменения и быть к ним готовой. Сейолхэ Эстердалин наблюдала за северо-западными лесами, в которых жила первая ветвь, наши светлые сородичи, не способные больше ни на что, кроме воздыханий по ушедшим временам и горестных мечтаний. Сейолхэ Эстердалин внимала ветрам с востока, где за черными холмами в подземельях прятались угрюмые дроу, третья ветвь, сошедшие с ума от ненависти ко всему, что на земле. Стоило кому-нибудь захватить одного из них, как пленник замыкался в себе и день и ночь бубнил себе под нос, разговаривая сам с собой и бормоча проклятия. Из всех трех ветвей только мой народ выдержал невзгоды и оказался готов к переменам.
         Помимо Перворожденных, в Фаруне хватало и других волшебных рас, вынужденных скрываться ныне. Мы не были исключением. Мало кто знал, что вымазанная сажей, закутанная в шкуры хромая скособоченная отшельница со спутанными космами грязных рыжих волос, которую люди, живущие в деревне у подножья хребта, звали не иначе чем «ведьма Эстер с гор», по возвращению в свой дом преображалась в высокую стройную сидхе с голубовато-серой кожей, чьи волосы струятся белоснежной волной по обнаженным рукам, плечам и спине, затянутой белым шелком простого платья. Тот незавидный облик как нельзя подходил для визитов к людям, которые с наступлением новой эры настолько привыкли считать себя хозяевами, что величайший из властителей Древних Рас для них был ниже самого презираемого и ничтожного человека. И тем более им незачем знать, что горы Эркхарот, считающиеся необитаемыми, на самом деле берегут потаенные чертоги, скрытые в зубцах исполинского хребта, и его исконное имя Эрк-Антархарон хранит живущая там вторая ветвь.
         Но мне не всегда требовался облик безобразной человеческой женщины, как и не всюду могла проникнуть мощь моих видящих камней. К некоторым друзьям переносили особые чары, которые разворачивают пространство, переносят сквозь расстояния в считанные мгновения и оставляют в нужном месте, возвращая Силы на круги своя.
         Вот и в тот день я ступила на землю темного леса, ощущая, как за моей спиной белая щель смыкается с холодным ветерком. Я поежилась и поспешила покинуть поляну: в диких юго-западных лесах попадаются далеко не всегда дружелюбные существа, особенно ночами, а солнце почти село. Но здесь, в глухой тиши, находится людское поселение, где жил дракон. Разумеется, местные понятия не имели о его истинной сущности: тот не принимал подлинной формы. Большими друзьями мы не были, я появлялась время от времени на пороге его дома, куда могла приходить без опасений быть замеченной, поскольку дракон поселился в стороне от деревеньки и вел жизнь отшельника. Именно его дом был конечным пунктом моего путешествия. Я постучала в дубовую дверь.
         Хозяин открыл сразу и с первого взгляда понял причину вечернего визита.
         – Ты опять пришла ко мне. И опять с просьбой... Но ты ж знаешь, что я не буду вмешиваться – ни во что, – сказал он, выглянув в щель и распахивая дверь, позволяя мне войти.
         – Я тоже не собираюсь вмешиваться, Арнаэлл, но не знать то, что происходит вокруг, и не учитывать это – губительно для нас всех, – таковы были первые слова, когда я переступила порог. Мы не приветствовали друг друга и не прощались, словно наше общение было одним долгим разговором, а время между визитами – всего лишь перерывами в течение долгой беседы.
         – Я не знаю, что там происходит. И мне, откровенно говоря, нет до этого никакого дела, – дракон придвинулся к окну, глянул в мутное стекло и задернул занавеску. – Я живу тут, в этой глуши, именно потому, что решил не иметь дел с движениями этого Мира.
         – Как ни старайся, возмущения Мира все равно настигнут тебя. И уже настигают, – предостерегла я с мрачной усмешкой. – Ты не властен полностью отгородиться от всего, события сами придут к тебе.
         Он пожал плечами.
         – Ну что ж, значит, я просто уйду еще куда-нибудь. Этому нашему разговору уже... сколько лет, сеидхе? – он нарочито неправильно произнес имя моего народа на людской манер и удовлетворенно улыбнулся, увидев недовольное выражение лица. – Ты даже не даешь себе труда придумать новые аргументы.
         – Зачем ты снова говоришь мне это? Ты знаешь, что меня волнуют малейшие изменения; там, где они возникают, я появляюсь. И почему-то события любят происходить именно рядом с тобой, – я покачала головой, отчего волна снежных волос рассыпалась по белому шелку платья без рукавов, отчасти накрыв руки. – Я прихожу к тебе, чтобы узнать новости. Как и везде. Недавно ты спас юношу... Расскажи мне.
         – Не спас я его, – он отвечал неохотно. – Если ты действительно узнавала эти новости, то должна знать, что он в итоге погиб. Стало быть, судьба ему такая... да и то сказать – он же был из темных гончих, из Охотников... Не знаю уж, чем они там занимается, но отсев вреди кандидатов большой. Да ты и сама знаешь... Охотник, ставший дичью. А я просто пролетал мимо.
         – Как странно, – я в задумчивости прошлась по комнате. Это недавнее происшествие привлекло внимание тем, что случилось неподалеку от этой самой деревни, а события, которые происходят рядом с местом, где живет волшебное существо, всегда имеют значение. Мне нужно было выяснить наверняка, в том и заключалась цель тогдашнего визита. – А мне доложили совсем иное. Расскажешь, как все было?
         Мой друг недовольно скривился.
         – Там особо нечего рассказывать... Я же сказал: Охотник, ставший дичью. Попал в засаду, обычное дело... Не знаю, за кем он охотился, но они взяли с собой подмогу. И Теневых псов... знаешь их? Такие длинные, туманные, бегают очень быстро... Дело было ночью, я летел к... гм... в общем, до меня дошел слух, что на одном дальнем озере растет одна редкая травка, причем собирать ее надо именно в полнолуние. Ну, стало быть, собрался... А тут чую – внизу страх и ярость... Они ведь почти настигли его. Он там в них чем-то кидался, пару собак даже сбил... Ну, я спустился, быстренько перекинулся, подхватил его под мышки и ушел в Туннель. Недалеко, но ты же знаешь: следы напрочь запутывает. Наложил кое-чего лечебного, потом подумал - надо подальше отнести. Там неподалеку как раз развалины эс'Рин... ну тот замок разрушенный, помнишь, там отряд инквизиторов настиг банду ламий-разбойниц?.. Вот, там я его и оставил. Думал, одумается, сделает выводы... Не-а. Снова полез. Подлечился, видать, и решил отомстить. Ну или уж не знаю, чего он там решил. Связь-то между нами возникла... я и почуял, что неладно с ним, поколебался еще – лететь, нет – потом решил все ж снова выручить. И – не успел...
         Я кивнула, мысленно представляя себе карту местности. Инквизиция и в самом деле обрела большую власть, но, чести ради, надо признать: свою работу она выполняет добросовестно и давно уже превзошла обычные патрули людей, которым поручено охранять спокойствие оседлых народов. Стражи порядка имеют дело с рядовым ворьем и прочими мелкими преступниками, а вот господа инквизиторы бдят, чтобы никакая волшебная тварь не преступила границ дозволенного. Я слышала историю, о которой упомянул мой друг: разбой ламий был протестом против нового закона на пребывание нелюдей в городах, согласно которому на это требовалось теперь особое разрешение властей, вознамерившихся таким образом наживиться за счет Древних Рас.
         – Отчего не успел? Что с ним стало?
         – Что, что... я так понимаю, с ним провели ритуал Освобождения Души. С какого перепугу – совершенно не знаю.. было их несколько – друзья? враги? – ведь это заклинание может применяться для разных целей... Я уже выходил из Искажения, а первый миг после этого – всегда дезориентация... Я успел только увидеть, как он обернулся – и ему в затылок, в самое основание черепа, кто-то вогнал болт. Короткий такой, серебряный...
         О данном заклинании я знала немного, но исход от него был один: душа покидала физическую оболочку и могла отправиться в другие пространства. На мой взгляд, путешествие через Туннели намного удобнее и гораздо менее рискованны, но этим искусством, насколько я знала, обладали немногие.
         Ну а если тело умирает, душе некуда возвращаться. В том и заключается риск.
         Вопрос в том, куда же собирался Охотник...
         – И ты улетел потом? Вернулся сюда, в свой дом?
         – Ну да... А что мне оставалось делать? Вот, монету подобрал – у него из кармана выкатилась. А тело сжег...
         Я усмехнулась.
         – Добрый... Впрочем, неважно. Мне вот доложили, что твоего несостоявшегося спасенного уже снова видели в Фаруне. Мир наш его определенно привлек... Скажи, как долго ты живешь здесь?
         Арнаэлл незлобно фыркнул.
         – Я считал, что ли?.. Лет пятьдесят, должно. Это по времени Нитей, конечно... а по местному – Хтон его знает. Примерно столько же. А что?
         – Что ты скажешь о Фаруне? Каким кажется тебе этот Мир?
         Он остро взглянул и отвернулся к окну:
         – Зачем этот допрос? Мир как Мир, ничего особенного... довольно интересное образование эта Цитадель, но сказать по правде – я и не такого повидал. Тихо, спокойно, ни магия, ни технология еще до всепланетных войн не развились... Тут можно отдохнуть. И ты знаешь, что мне есть от чего отдыхать...
         Я некоторое время изучала свои руки, откинула назад упавшие пряди волос.
         – Я не допрашиваю, Дракон... Мной движет любопытство. Ты явился сюда откуда-то из неведомого далека, отчего-то выбрал именно это место в Мироздании и поселился отшельником. А между тем важное все равно не проходит мимо тебя. Ты странствуешь по тропам Междумирья... Я только подошла к этой тайне и еще ни разу не покидала Фарун. Я не могу не учитывать такое существо, как ты, – я улыбнулась.
         – Хочешь чаю? – рассеянно поинтересовался хозяин дома, разглядывая что-то за окном. – Редкий в этих краях сорт... я как раз заварил. Да, и присаживайся, чего в дверях-то стоять. Вся ты в этом – прямо с порога наброситься  с расспросами.
         – Каждый раз я прихожу к тебе за новостями, и каждый раз ты предлагаешь этот странный напиток, – я киваю в ответ на предложение. – Какие еще тайны ты несешь с собой, иномировый гость? Быть может, однажды поможешь и мне вступить на одну из троп?
         – Может быть... вопрос не только техники, как ты понимаешь. И не Силы, – он поднял руку, упреждая готовое сорваться с ее губ возражение. – Вопрос... мировоззрения, если ты понимаешь, о чем я. Скажи-ка мне... кого это ты за собой привела сюда? – вдруг поинтересовался мой собеседник.
         Я удивленно оглянулась.
         – Я пришла одна.
         – Одна? В таком случае – кто это сейчас сидит на дереве напротив моего дома и внимательно смотрит через подзорную трубу?
         – Что? – я приблизилась к окну и выглянула из-за занавески.
         – Ш-ш-ш! – Арнаэлл быстро схватил меня за плечо и отдернул от окна, за защиту стены. – Он сидит там уже довольно давно, судя по виду. Наблюдает... Я бы не сказал тебе – кто вас знает, может, это почетный эскорт или еще что. Но с другой стороны дома сидит такой же наблюдатель. За тобой следят, сидхе.
         Я помотала головой, неожиданный поворот событий изрядно удивил. Собралась с мыслями, пробормотала:
         – Каким образом? Я вышла из Туннеля у самого дома, войдя в родных горах. Это происходит мгновенно, я не предупреждала никого. Об этой встречи не могут знать.
         – Я бы сказал, что следят за мной, – рассеянно сказал дракон, – но они появились одновременно с тобой... Кто-то более могущественный следит за тобой, а это – исполнители... Причем не просто наблюдатели – какая в них нужда? – нет, они выжидают чего-то... Думаю, тебе не стоит выходить от меня какое-то время. Или – хочешь – я перенесу тебя отсюда?..
         – Так за тобой или за мной следят? – спросила я. Закрыла глаза и сосредоточилась, проникая видением сквозь стены, чтобы рассмотреть лазутчиков получше.
         – Кому я нужен – следить за мной? – все так же рассеянно сказал Арнаэлл, будто думая о чем-то другом. – Я тут... просто... да...
         И тут дом вздрогнул. Звякнули стекла в окне, с полки свалилась банка, рассыпав вокруг светящийся порошок. Дракон резко обернулся, и окно внезапно залило чернильно-черной тьмой.
         – Плохо дело, сейолхэ, – быстро сказал он. – Я блокировал окрестности, но защита долго не продержится. У тебя есть что-нибудь магическое при себе? Любой артефакт?
         – Я сама себе артефакт, Арнаэлл, – я закончила колдовство жестом, распахнула глаза, невидяще уставившись перед собой, и воскликнула: – Да таких тварей не водится в Фаруне!
         Дом содрогнулся вновь, и мне пришлось опереться о стену, чтобы устоять. Метнув взгляды по углам, выпростала руку и произнесла несколько слов на наречии Древних.
         Дракон сморщился:
         – Приличные леди так не выражаются, Эстер... ты хоть смысл-то знаешь, чего сейчас сказала? Ладно. Мне нужен артефакт для того, чтобы его разрушить. Ты предлагаешь себя? Я могу.
         – Тебе не нравится язык моего народа? – усмехнулась я и осеклась: – Подожди, тебе нужно уничтожить это жилище?
         – Да не жилище, – он досадливо скривился. – Ладно, попробуем обойтись своими силами... Аскашшарр таэр-ллин!
         Эхо этих слов странным образом держалось в воздухе еще несколько секунд после того, как они были произнесены. Дракон сморщился:
         – У меня редко когда выходило это... а, хотя нет – смотри, получается!
         В комнате будто возник дополнительный источник света, невидимая свеча, колеблющаяся под порывами ветра: тени, которых раньше не было, пробежали по стенам, собравшись внезапно в центре помещения – неясные, меняющие очертания сгустки темноты.
         – Фай'сах... – прошептал вызвавший их.
         Тени припали к полу, по ним прошла быстрая волна: перед нами стояли две туманные собаки, зло поводящие чернильно-черными провалами глаз. Я невольно отшатнулась, но была удержана рукой дракона.
         – Познакомься, Эстер, – тихо произнес тот, не сводя глаз со своих творений. – Это таэр-ллин... «проводники» на общем. Через мою завесу тьмы можно проложить лишь такой путь... Возьми меня за руку. Сейчас для нас проложат Туннель – иди только рядом со мной и ни в коем случае не касайся стенок! Так... ну-ка... хайт! Эссе хайт!
         Ответом ему было низкое рычание. Обе собаки неуловимым движением развернулись и бросились прямо в стену.
         – Идем, – дракон потянул меня за собой. – Быстрее!
         – Теневые гончие! Ты используешь их, чтобы странствовать по Мирозданию! Я и помыслить не могла о том, что можно так применять таланты междумировых убийц! – сказать, что я была поражена, значит солгать: мое изумление граничило с ужасом и в сотни раз превосходило обычное смятение. На моей памяти такая дикая выходка еще никому не приходила в голову!
         Не теряя времени, мы шагнули в разверзнувшуюся дыру, полную иссиня-черного света – иначе не описать, что предстало нашим глазам, – и я на самом пороге развернулась и тихо бросила единственное слово, которое прокатилось по дому неслышной волной, глухо ударившей нам в спины. А потом Туннель сомкнулся.
         Кто возьмется описать состояние летящего Туннелем? Кто сможет рассказать о том, что видел там? Слова отказываются описывать нереальность этого места, разум умолкает, не в силах передать туманные – и в то же время неимоверно четкие образы, возникающие за изнанкой Мироздания.
         Двух путников тащило сквозь места и времена за двумя темными проводниками.
         – Вообще-то я не то чтобы использую их, – прокричал дракон, перекрыв неслышимый шум этого места. – Просто через мою блокировку мало кто может пройти, и я сам-то не очень уверен в своих силах. А Проводники – стопроцентно надежный метод... Гончие, говоришь? Вот, значит, как их называют. Интересно... А я-то думал, что придется идти!
         – Я слышала лишь слухи об этих существах, общаться лично, к счастью, не приходилось, – прошептала я, но ужасающий грохот этого места отчего-то оказался не в силах заглушить мой голос. – Они не знают жалости...
         Дракон расхохотался.
          – Конечно, сидхе! – крикнул он, переворачиваясь через голову. – Конечно, они не знают пощады, ведь это всего лишь тени! Что теням до наших жизней? Лишь силой связавший их может не опасаться... Осторожней!
         Темная вспышка... или ослепительная тьма? Кто скажет, кто опишет...
         ...Нас выкинуло на небольшую полянку. Сверху светила серебряная луна, молчаливо высился строй огромных деревьев...
         ...А за ними и над головой в прежней черноте сияли звезды.
         – Где мы? – тихо выдавила я из себя, рассеянно озираясь, лежа на животе. Подо мной стелилась неширокая тропа, выбегая из звездной дали, пересекая поляну и исчезая впереди в такой же завесе из ночи и звезд.
         – Перевал, – коротко отозвался дракон.
         – Что? – я недоуменно уставилась на него, выпрямившись.
         – Перевал, – повторил тот, поднимаясь на ноги. – Так называется этот Мир. Если коротко, то... хм. Слышала когда-нибудь про такое место, как Сигилль?
         По моему лицу легко было понять, что не слышала.
         – А Мир ли это? Больше похоже на... Междумирье. Да, на тропы Междумирья. Мне как-то описывал их один... залетный гость. Давно это было, лет тысячу назад.
         – Ну, в принципе, ты не так уж далека от истины, – дракон похлопал себя по штанинам, отряхивая налипшую хвою. Я невольно посмотрела на себя и вздохнула, увидев пыль на платье. – Сигилль, Город Дверей. Одно из самых известных мест в Планах... Перекресток, Перевал, Промежуточный Мир... наполовину Мир, наполовину Междумирье, тем и уникален. Тут само пространство дырявое, как швейцарский сыр. Выйдешь поутру за хлебом, а перед дверью уже флажками очередной портал огородили. Странное, ох, странное местечко. Но мне тут нравится. Эта вот тропка немного не то, чем кажется... впрочем, для нас это имеет чисто академическое значение. Нам все равно туда, – он махнул рукой, как показалось мне – наугад.
         – Ты... точно знаешь, куда идти? – осторожно спросила я, не все вполне понимая.
         – Нет, – Арнаэлл рассмеялся, глядя на мое вытянувшееся лицо. – Но я знаю, как.
         – И что же... – начала я, но осеклась, глянув за спину дракону...
         Там, немного позади, на тропе возникло мерцание, будто от перегретого воздуха. И в нем отчетливо угадывались четыре силуэта...
         Я вздрогнула. Наше путешествие выбило меня из колеи, и с мыслями не сразу удавалось справиться. Тысячи впечатлений теснились в мозгу, разум попросту оглох от лавины новых образов. Здесь все было другое... Чужое! Признаюсь, любопытство тоже мучило, однако на первый раз мне показалось достаточно.
         – Арнаэлл, надо вернуться в Фарун. Ко мне в горы. Ты можешь вывести нас туда?
         – Могу, – он остро глянул в ответ. – Отойди-ка...
         По ушам ударил порыв ветра. Под призрачным светом луны блеснула зеленая чешуя, полотнищами теней развернулись крылья...
         – Залезай, – прошипел дракон, подходя ко мне. Я поежилась, но не от холода. – Сюда. Хватайся за...
         Воздух вспороло четыре синеватых вспышки. Дракон взревел, в ярости оборачиваясь к отбрасывающим разряженные арбалеты врагам. Я, ухватившись за гребень, испуганно ахнула: в развернутом крыле зияли четыре дырки...
         Впрочем, не время бояться! Пока мой друг выжигал траву, желая добраться до увертливых противников, не давая им целиться, а те возникали то тут, то там, странно мерцая в воздухе, я прошептала другое слово, которое сорвалось с губ золотистой струйкой и аккуратно просочилось в ранки на поврежденной перепонке. К счастью, в них не было яда или какой другой мерзости, способной погубить дракона, и, когда сияние исчезло, я крикнула:
         – Взлетаем!
         – Спасибо! – прошипел Арнаэлл и, оттолкнувшись всеми четырьмя лапами, взмыл в воздух. Что-то взвыло; обернувшись, я едва успела отдернуть голову: небольшой огненный шар пролетел совсем рядом и растворился в ночном небе.
         – Держись...
         Дракон часто-часто замахал крыльями; окружающий мир померк, и вдруг звезды вспыхнули золотым лучами света, протянувшимися в бесконечность...
         Нас покачнуло, реальность перестала восприниматься...
         С глухим хлопком вокруг возник Мир. Я, прижавшаяся к чешуйчатой спине, с наслаждением потянула носом – снизу поднимался запах мокрой хвои.
         – Эркхарот, – буркнул дракон.
         – Эрк-Антархарон, – поправила я, спрыгнув на землю, несколько мгновений прислушивалась к окружающей природе. Да, это был Фарун. Дом...
         ...Дом...
         Я вздохнула и повернулась к дракону, собиравшемуся принять человеческий облик.
         – Арнаэлл, прости. Но твоего жилища больше нет.
         – Не забыл, – пробурчал он. – Эркхарот – он Эркхарот и есть. «Антар» – это просто «Великий», «поражающий воображение», а «харон»-«харот» – издержки времени... Ну скажи, чем дракона могут поразить горы?..
         И тут до него дошли мои последние слова.
         – Что ты сказала? – вкрадчиво переспросил он. – Ну-ка повтори?..
         – Твоего дома больше нет, – повторила я, не сводя глаз с алого сияния, появившегося в ноздрях дракона. – Я произнесла Слово Краха, когда мы уходили. Второй раз из трех, что его можно исполь...
         Я осеклась на полуслове: дракон, перекинувшись в человека, мягким, скользящим движением оказался рядом, глядя черными вытянутыми зрачками:
         – Ты?.. Ты уничтожила мой дом? Да ты хоть знаешь, что там хранилось? Все, все нажитое, сделанное, собранное за долгие годы... непосильным трудом... Два Кристалла Проницания – сорок лет выращивал... Росток Лунного Дерева – один. Огненное Зеркало. Медальон подчинения – три... медальона... Ох, Эстер, Эстер, ты меня в могилу сведешь! А травы? Всебойник подкустовный – он же листики дает раз в семь лет! Целая банка...
         – Я хотела... – отчаяние друга меня поразило не меньше путешествия.
         – Уничтожить нападавших, да... – он отвернулся, отошел на пару шагов, присел на поросший мхом валун. – А они последовали за нами через Миры... Интересно все же, кто это был?.. Прошли через Завесу... интересно... – его голос превратился в неразборчивое бормотание. Я подошла, нерешительно тронула за плечо:
         – Арнаэлл... – меня снедала вина.
         – Присядь, – он подвинулся, освобождая место.
         – Мне очень жаль. Я надеялась запутать их, сбить со следа: мы же могли уйти куда угодно...
         – Забудь, – он махнул рукой. – В конце концов, там не было ничего, за что стоит отдать жизнь. И, может быть, ты все же задержала их немного...
         Он замолчал. Некоторое время я смотрела на него, покусывая губу. Несмотря на пережитое, меня терзало любопытство. Затем тихо спросила:
         – А...где же мы все-таки оказались? Все произошло так быстро... полет, звезды над нами... Ведь мы перешли за Завесу, за саму Грань! – я прижала ладонь к губам. – Это все-таки случилось! Сотни лет мечтаний...
         – Да, с первого раза мало кто осознает всю важность... – рассеянно ответил дракон. – Вообще-то... как ВЫ, – он резко, в упор глянул на меня и тут же отвернулся, – эльфы, любите говорить, «эти знания не для тебя»... но раз уж ты сама видела... Что ты хочешь знать?
         – Знания есть смысл прятать лишь от глупцов, скрывать от прочих же – жалкое самоутверждение и жажда власти, – отчеканила я, сложив руки на груди. – Мы были в ином Мире... Ты назвал его Перевалом.
         – Не совсем верно, – поправил мой друг. – Перевал – это... как бы объяснить... форпост того Мира. Часть его, но и часть Межреальности. Те звезды, что ты видела... там всегда так. И в какое бы место Перевала ты ни попала, везде тебя будет встречать эта картина: глухая стена леса, полянка, тропинка, уходящая в звездный мрак по обе стороны, и черное небо, испещренное теми же звездами...
         – Ты сказал, что не знаешь, куда идти, но знаешь, как.
         – Да. Там нужно идти, четко представляя место, куда хочешь попасть. Понимаешь, близкое присутствие Перекрестка действует как мощный магнит: притягивает путешественников с Перевала. Но можно и оступиться... Иными словами, идя по этой тропинке без четкой цели, ты почти наверняка придешь на Перекресток, но существует вероятность попасть и куда-нибудь еще... лучше не рисковать.
         – А что там, на Перекрестке?
         – О, – дракон мечтательно прикрыл глаза. – Там – Сигилль, Город Дверей. Самый прекрасный и необычный город во всей Вселенной, наверное... Нет больше места, где бы жили рядом совершенно различные существа из самых разных Миров. Великий Сигилль, Путь Отовсюду, Тысяча Дорог... приди туда – и будешь покорен навеки... взлети под облака – и не увидишь границ его. Его величественные дворцы и приземистые хибары, изящные шпили патриция Демениуса и пузатые колонны патриция Марка, небоскребы Квартала Звезд и подземелья, которыми распоряжаются свирфнебли, маленькие пронырливые создания... Все, о чем ты только можешь подумать, можно купить там, у Залива – и все, о чем ты и помыслить не можешь, можно заказать в Промышленном. Нет карты, которая отразила бы Сигилль подробно и четко, потому что он все время меняется – и, тем не менее, он неизменен в своей изменчивости, постоянен в своем хаосе. Все Миры Вселенной за тридцать альраанских райну в день – вот что такое Сигилль...
         Резко крикнула ночная птица. Дракон открыл глаза, в них отразилась луна.
         – Что-то я становлюсь сентиментален, – пробурчал он, мне почудилось, что он быстрым движением смахнул слезу. – В общем, весьма примечательное местечко этот Сигилль.
         – Ты что-то... у тебя что-то с ним связано? – бестактно задавать подобные вопросы, но мне так редко удавалось выудить из Арнаэлла подробности его насыщенной в прошлом жизни.
         – Когда-то я жил там, – коротко ответил он, и я поняла, что больше он не скажет на эту тему ни слова. Не стоило настаивать. – Спрашивай что хочешь... только не об этом, прошу.
         – Хорошо, – я помедлила, прежде чем задать другой вопрос. – Как можно путешествовать между Мирами?
         – Ха, – он искоса глянул в ответ. – Это интересует тебя больше всего, не так ли? Ну, что я могу сказать... Драконы, – он усмехнулся, – наделены способностью лететь из Мира в Мир. Это наша врожденная магия, если хочешь. Полет – это нечто большее, чем простое размахивание крыльями... впрочем, вряд ли я смогу объяснить это так, чтобы ты поняла. Что еще?.. Ну, первое, что приходит на ум – естественные порталы. Из Сигилля ведет множество порталов... многие из них – двусторонние. Они открываются и закрываются самопроизвольно. Одно время Корпус Метрики исследовал природу их возникновения, но, насколько мне известно, успеха они так и не добились... Просто заходишь в портал – и оказываешься в другом Мире. Можно, кстати, и в том же самом оказаться – бывает и такое... Правда, чаще всего после этого умираешь.
         – Почему?
         – Хм, – дракон помедлил, подыскивая слова. – Понимаешь ли, какое дело... такое понятие, как «куда угодно», описывает лишь крайне ограниченный круг мест по сравнению с тем, куда может забросить тебя случайный портал. А во Вселенной очень немного мест, где неподготовленный человек... или эльф... может существовать, не превращаясь в облачко высокотемпературной плазмы или в кусок льда. И это, поверь, еще не самое худшее из того, что может с тобой случиться. Так что надо быть осторожнее... вообще серьезные путешественники порталам не доверяют. Во всяком случае, природным.
         – Тогда как же... – что-то мне сегодня не удавалось договаривать фразы.
         – Магия, – дракон без улыбки смотрел на меня. – Серьезная магия, играющая мировыми константами. Подавляющему большинству местных магов такие заклинания недоступны. И это хорошо, это очень хорошо... Ты не представляешь, что может натворить неверно составленное заклятие открытия портала... Несколько проще – переместить себя одного, без создания разрыва в ткани Мироздания. Но тут надо быть очень аккуратным, потому что с этом случае сам процесс перехода ты контролировать не сможешь... Хм-м... так, ну еще существуют специальным образом настроенные и зачарованные амулеты-маяки. Достаточно его активировать – и он переносит тебя в определенное, заранее заданное место... Это, пожалуй, самый безопасный способ. Ну и, – он наконец улыбнулся, – можно просто... идти.
         – Как? – этот рассказ завораживал, мне было мало, говорить о подобных невероятных для меня, но таких привычных для знатока чудесах я могла часами, дай только волю.
         – Очень просто. Прокалываешь Завесу Мира – для этого, в общем-то, не нужно ни большого искусства, ни большой силы, нужно лишь знать, что делать – попадаешь в Межреальность и... просто идешь.
         – Просто идешь? – кажется, я начала понимать принцип этого в самом деле простейшего способа. Если удастся постичь, как возможно преодолеть саму Грань, не умирая...
         – Да, просто идешь... По тем самым «тропам Междумирья», о которых тебе говорил «залетный гость», – дракон встал, потянулся. – Э-эх... что-то мы заговорились.
 
Продолжение, конечно, будет следовать. Уж больно много всего еще надо описать. Коллективное тварьчество, хехехе. Чертовски важно.
Tags: weird tales
Subscribe

  • Неожиданно явился Сад [был закрыт]

    ...И неожиданно я увидела. В густом синем мраке проступают сплетенные ветви кустарника. Их скрутило, слово колючую проволоку. Шипы поблескивают в…

  • Психопатологический диатез

    - Любовь есть? - Есть! - Как понять, что это любовь? - Это когда чем дальше, тем больше, тебе все интереснее с этим человеком... - Что такое…

  • Лесная ночная зарисовка

    Между деревьями в густом ночном мраке горел огонек. Он светил ровным белым светом, словно луч фонарика, не двигаясь, не мигая. Сам по себе не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments