Лара Иири (laikalasse) wrote,
Лара Иири
laikalasse

Category:

Легенда о деве озера и Одноклассники

          Сначала в офисе вся женская половина заразилась Одноклассниками, затем я увидала об этом пост Нат, вот и сама решила туда слазить. Я нашла некоторых из первой своей школы, 402-й (второе аналогичное здание которой находится только на Кубе, а еще знаменита тем, что у нас учился Безруков, при чем у моей же учительницы начальных классов), что за моим домом, где училась 9 лет до того, как перешла в 329-ю на Рязанке ради увеличения шанса поступления в мой универ. Универские и московские приятели там тоже обнаружились. Но не это главное. Главное, что в числе бывших недругов обнаружился Антошка Кузнецов, с которым мы очень сильно дружили и ходили вместе на бальные танцы в начальной школе. Я не узнала его. Антону никогда не хватало воли: в нашей паре я всегда была яркой и сильной личностью, а он только смотрел с восторженным обожанием и тянулся ко мне. Я маленькая была, глупенькая: мечтала выйти за него замуж и в 18 лет, как мама... Лишь спустя много лет я увидела, что Боги миловали меня, избавив от этого парня. Он совсем опустился. Дружбу нашу оборвала его бабушка, которая быстро покинула этот мир. Отца у него не было, все на его матери. Да и отец-то дебошир, таким же бунтарем под влиянием Аллочки Лобашевой, главной бой-бабы класса, стал и слабый Антошка. Безвольный он, бросил учиться на медика, как его мать, все гулял по пьянкам в компании Алки и прочих одноклассников, считая себя крутым и любимцем Аллочки - а на самом деле она вертела им, как игрушкой. Ничем, ничтожеством он был для нее. Может, и сейчас так и есть. Это она наускивала его на меня, и вслед за ней и ее прихвостнями он повторял, какая я такая-сякая. Алка вместе с одной девицей, Катькой Лобадиной, завидовали нашей дружбе, бабуша моя говорит: любовь у нас детская была, вернее, самая настоящая, серьезная, только у детей. Как вцепимся иной раз в друг дружку, так не оттащишь. Один без другого не мог и минуты пробыть. Может, и вышел бы из парня толк, не разлучи нас его бабушка... но как вышло, так вышло. Может, и к лучшему. Во всяком случае, от того милого доверчивого мальчика с восхищенно распахнутыми глазами в этом диковатом и никому не нужном парне давно ничего не осталось.
          Вот задумалась я, вспомнила мыслишки о своей свадьбе, и всплыла в памяти давняя идея, взятая из одной легенды. Ниже я привожу ее, уж дивно хороша. Любимее нее, пожалуй, разве что сказание о Томасе Рифмаче.

          Валлийская легенда о деве озера

          Давно-давно жил в горном Уэльсе юноша, сын вдовы. Как-то раз погнал он коров и овец своей матушки вниз к озеру, где росла высокая и сочная трава. Правда, день задался неудачный. Вершины гор с утра окутались густым туманом. Но когда он спустился к самому озеру, все вдруг озарилось ярким светом. Однако, приглядевшись внимательнее, юноша увидел, что это не солнце осветило все вокруг, а прекрасная дева, что сидела посреди озера на маленьком островке и расчесывала свои золотые волосы. Ее золотое платье так и сверкало, так и горело, разбрасывая вокруг яркие лучи.
          Не подумав, что он делает, юноша вытащил из кармана ломоть черствого ячменного хлеба с сыром, который мать дала ему с собой на обед, и протянул его прекрасной деве, окликнув ее при этом. Дева обернулась, увидела его, поднялась и, словно по мягкой траве, пошла к нему прямо по воде.
          Подойдя к самому берегу, она внимательно оглядела хлеб и сыр, которые он ей протягивал, и сказала, покачав головой:
          - Черств твой хлеб, слишком черств! Таким хлебом тебе не накормить меня.
          Юноша все продолжал протягивать к ней руку с хлебом, но дева уже исчезла.
          Вернувшись домой, он все рассказал матери и добавил, что умрет от горя, если не сделает прекрасную деву своей женой. И на другой день мать дала ему в дорогу совсем мягкий, только что испеченный хлеб с сыром - ведь черствый ячменный хлеб девушке не понравился, так, может быть, этот ей покажется лучше?
          Юноша долго ждал на берегу, не спуская глаз с озера. И наконец, словно опять заиграло яркое солнце, появилась на озере прекрасная дева с золотыми волосами и озарила все вокруг ярким светом.
          На этот раз она показалась юноше еще прекраснее. Он протянул ей хлеб с сыром, и позвал ее, и сказал, что хочет на ней жениться и умрет, если она отвергнет его любовь. Дева подошла к нему и внимательно оглядела, что было у него в руках, но, покачав головой, тихо сказала:
          - Не пропечен твой хлеб! Не пойду я за тебя!
          И сколько юноша ни просил, ни умолял, она опять исчезла.
          Он вернулся домой таким несчастным, что сразу бросился на кровать и не хотел вставать. Но когда мать спросила его, что случилось, он все ей рассказал.
          И вот матушка раздула пожарче огонь в очаге и на этот раз уж испекла не черствую ячменную лепешку и не сырой хлеб, а хрустящую, пышную булку.
          На другой день юноша опять погнал стадо к озеру. Долго ждал он у озера, опершись о палку. Все утро светило солнце, но воды озера оставались спокойны. Прошел день. Когда же начало смеркаться, юноша совсем приуныл. Он уж не надеялся увидеть опять свою прекрасную деву.
          Грустный и печальный, он собрал всех коров и овец, чтобы гнать их назад домой, и бросил последний прощальный взгляд на озеро, как вдруг, к своему великому удивлению, увидел на воде - нет, не прекрасную деву, а прекрасных черных, гладких коров, которые, словно по мягкой траве, шли прямо по озеру.
          Он так и застыл на месте: не могли коровы прийти сюда одни! Наверное, вслед за ними появится и их прекрасная хозяйка.
          И вот появилась дева озера, на этот раз еще прекрасней, чем раньше. Юноша сам пошел ей навстречу и протянул хрустящую, пышную булку с сыром. Она взяла булку и, когда юноша снова попросил ее стать его женой, сказала, что согласна, но должна спросить разрешения у своего отца.
          Юноша очень обрадовался, но прекрасная дева тут же исчезла. Он не знал, что же ему делать, и звал ее, и хотел даже прыгнуть в воду, чтобы искать ее на дне озера. Однако не успел он ступить в воду, как из озера появилась его прекрасная дева, на этот раз вместе с величественным старцем.
          - Если ты обещаешь быть добрым и верным мужем моей дочери, - сказал он,- я согласен отдать ее тебе в жены. И даже дам тебе хорошее приданое. Ты получишь столько коров и столько овец, сколько она сумеет насчитать зараз, не переводя дыхания. Но помни: если ты будешь несправедлив к ней или если ты, пусть даже случайно, заденешь ее чем-нибудь железным, она вернется в родное озеро. И все коровы и овцы уйдут следом за ней.
          Юноша с радостью на все согласился. И старик соединил их руки.
          - А теперь пора подумать о приданом, - сказал старик и велел дочке считать, не переводя дыхания.
          - Раз, два, три, четыре, пять... раз, два, три, четыре, пять... - начала она считать и успела так насчитать семь раз. И тут же из озера появилось тридцать пять тонкорунных овец.
          Во второй раз дева озера насчитала пятнадцать. И тут же из озера вышло четырнадцать черных, гладких коров и один белолобый красавец бык.
         Все стадо послушно вышло на берег и последовало за юношей и его невестой к его дому.
         Молодые жили очень счастливо. Ни у кого во всем Уэльсе не было такого сладкого молока и такого вкусного масла, какое давали их волшебные коровы. А что до овец, то вряд ли у кого-нибудь была лучшая шерсть для пряжи, чем у них. Так что можете сами догадаться, как осторожен был муж, когда держал в руках что-нибудь из железа, чтобы - не дай бог! - не коснуться им нечаянно своей любимой жены. Шли годы; у них родилось три сына. Сыновья выросли и стали юношами, столь же умными, сколь красивыми. К тому времени отец превратился уже в седого, сгорбленного старика. Но он не горевал, ведь у него было три удачных сына, которые помогали ему во всем, и их ферма с волшебными коровами и овцами по-прежнему процветала. А прекрасная мать трех сыновей, его жена, оставалась все такой же молодой и красивой, как была когда-то давно-давно, когда он впервые увидел ее.
         И вот однажды была объявлена большая ярмарка, на которую со всех концов страны сгоняли на продажу скот. Оставив трех сыновей дома следить за фермой, муж и жена решили тоже отправиться туда. Они вышли вместе из дому и поднялись в горы, чтобы поймать там двух пони - на них они бы скорей добрались до ярмарки.
          А надо вам сказать, что пони паслись как раз на том склоне горы, который спускался к самому озеру, где когда-то юноша увидел прекрасную деву озера.
         Жена, словно молодая девушка, легко взбежала по склону горы и сразу поймала за гриву одного пони. Но держать пони за гриву было неудобно, и она крикнула своему старику мужу, чтобы он кинул ей повод.
         И муж, не думая, что делает, кинул ей вместо повода уздечку. Ах, какая беда - одной железной скобой уздечка задела ее по руке! Жена грустно поглядела на него и отвернулась. Не сказав мужу ни слова, она отпустила пони и запела тихим, печальным голосом:
         - Милые мои Чернушки,
         Пеструшки, Веснушки,
         Вострушки,
         И ты, Белолобый,
         Седой, удалой,
         Домой! Домой! Домой!
Поднялся ветер, небо пожелтело, загремел гром. Но она все пела:
         - И вы, мои белые,
         И вы, мои серые,              
         Бросайте теплые хлевы
         И спешите за мной
         Домой!
         Домой!
         Домой!
          Коровы, которые были привязаны в стойлах, вышли из коровника и спустились вниз к озеру. И четыре серых быка вместе с плугами спустились к воде. И овцы с ягнятами тоже сбежались к озеру.
          А через миг на берегу не осталось ни стада, ни прекрасной жены - все скрылись в водах озера.
          Муж; вернулся домой, плача горькими слезами. Он позвал своих сыновей и рассказал им, что случилось. До этого дня юноши не знали, кем была их прекрасная мать, и, когда они услышали всю историю, они как могли принялись утешать отца.
          - Не печалься, дорогой отец, - говорили они.- Вот увидишь, наша матушка нас не оставит.
          Они и сами верили в это, а потому каждый вечер все трое спускались к берегу озера и ждали. Много-много вечеров... Но воды озера оставались спокойны, лишь легкий ветерок иногда вызывал на них мелкую рябь.
          И вот однажды ночью, когда светила полная луна, а три брата, как всегда, сидели на берегу озера, она всплыла наверх - такая же прекрасная, как когда-то, когда была девой озера.
          Она вышла на берег, приблизилась к своим сыновьям, нежно поздоровалась с ними и сказала, что любит их по-прежнему. И попросила их хорошенько запомнить все, что она им сейчас скажет, и тогда очень скоро они прославятся и станут великими людьми.
          Она повела их за собой по берегу озера и дальше в горы, показала им все целебные травы и сказала, как они называются и какие болезни вылечивают. И очанку, которая помогает больным глазам, и пиретрум - от злой лихорадки, и подорожник - залечивать раны, и много других трав. Она сказала, когда какую траву собирать, как их смешивать и варить и какие при этом говорить заклинания.
          Все трое внимательно слушали ее и постарались все запомнить. И правда, очень скоро они стали самыми мудрыми и прославленными врачевателями во всем Уэльсе. А когда состарились, передали свое искусство сыновьям и внукам.
          Долгие годы, не одну сотню лет, из близка и далека приходили больные к их детям, внукам и правнукам, чтобы они излечили их болезни с помощью искусства, которому научила своих сыновей прекрасная дева озера.
© "Расскажу вас сказку. Сказки и легенды народов Западной Европы" (была у меня такая книга в детстве; про Томаса Рифмача я впервые прочитала тоже в ней)

          Я не случайно выделила в тексте сказки фразу про условие, которое поставил юноше отец девы. Это то самое условие, которое в измененном виде придется выполнять моему мужу: если он трижды будет несправедлив ко мне, и/или поднимет на меня руку, и/или унизит словом либо делом, я не останусь с ним. Дважды он может совершить ошибку: я понимаю, что всякое бывает и мы подчас совершим такое, в чем действительно потом раскаиваемся. А так же буду настаивать на необходимости брачного контракта. Как бы ни была сильна любовь, она не должна лишать здравого рассудка. Люди, да и все мы, меняются с годами, и никто не знает, переменится ли до неузнаваемости любимая половина, не шагнет ли к пропасти. Я хочу обезопасить себя и своих будущих детей. Да, это вопрос доверия. Однако мы не знаем, чем день закончится, что уж говорить о многих годах спустя. Коль тот, кто станет претендовать на место рядом со мной, согласится принимать меня такой, какая есть, и мои условия, - тем он докажет свое уважение ко мне и свою любовь.
Tags: love, past, real, thoughts
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments