Лара Иири (laikalasse) wrote,
Лара Иири
laikalasse

Categories:

Садовые сказки, часть третья. День Теней.

       Лаэр вышла из дома, кутаясь в шаль. Села на ступеньки, призадумалась. Слушая, жмурилась, словно стараясь вжаться в теплые доски.
       Рил медленно шёл от выхода в сторону здания, почистив плащ - тот был несколько мокр и пылен от облаков, но грязь растаяла в воздухе. Юноша накинул его и направился к девушке.
       В Саду дул довольно прохладный ветер. Лаэр куталась.
       Он тихо подошёл сбоку и опустил ей на плечи тёплый шарф:
       - Миледи... Как ты себя чувствуешь?
       Она подняла глаза на него. В них читалась растерянность.
       - Рил... Посиди со мной, мне холодно.
       Рил ласково посмотрел ей в глаза, обошел и медленно сел сзади, приобнимая руками:
       - Сны? Это всё из-за них, милая моя?
       Она вздохнула.
       - Сны? Нет, не только они.
       - Что, кроме снов, тебя волнует? - он крепче сжал руки вокруг нее.
       Лаэр медленно подбирала слова:
       - Мы сегодня говорили о доверии. Знаешь что... - на мгновение она напряглась, и глаза ее выдали полный ненависти взгляд Лах: - Если ты предашь меня, я уничтожу тебя, - проговорила та низким, хриплым голосом. Затем моргнула и вновь глянула обычно. Вздохнула.
       Он вздохнул тоже:
       - Я не предам. Это недопустимо и показало бы чёрную неблагодарность. В конце концов, в выборе между смертью и предательством я выберу смерть.
       - Ой ли?
       - Почему ты говоришь так?
       - А выберешь ли?
       - Да. Я предпочту смерть.
       - Как я могу знать? - снова низкий голос.
       - Ты хочешь, чтобы подобная ситуация случилась? Чтобы это можно было продемонстрировать? - он еще немного сжал руки вокруг талии.
       - Кто-то много говорил и просил гарантии! А может ли сам их дать? И какие гарантии могу дать я?
       - О гарантиях беседуй с Ниа, это не мои слова и не моё требование. Я могу дать те гарантии, о которых меня попросят.
       - Вы - одно, - отпарировала она. Или они? Скорее они, потому что Лах повторила свои слова, сказанные днем: - Обещания - это пустой звук.
       Он пожал плечами:
       - Я не слишком понял фразу. Быть может, но одно - в комплексе. Слова о гарантиях принадлежат Ниайну, а не мне.
       - Это отговорки. Если так говорит он, значит, что так думаешь и ты. В глубине души, - девушка замерла, сев неподвижно, и почти не дышала. - Так каким делом ты докажешь своим слова?
       - Таким, какое от меня потребуют. Я не слишком-то изобретателен в принципе, уж не говоря о том, чего придумывать для себя, - Рил откинулся на спину.
       - И на подвиг пойти не страшно?
       - Нет, не страшно. Я готов многое сделать, главное, чтобы оно было определённо.
       - А чего ты сделать не можешь? - тело девушки начало холоднеть.
       Он поёжился - холод обнимал и его:
       - Трудно сказать, но. Очень бы не хотелось идти по головам...
       - По чьим?
       - По отрубленным.
       - Ты вряд ли поднимешь на кого-то руку на самом деле.
       - Если не прижмёт, я не хотел бы этого делать.
       - Ты не сможешь.
       - Почему ты так думаешь?
       - Ты не убийца.
       - Да, я не убийца. Только крайний случай может толкнуть на это. Нападение или война.
       - Кто может напасть?
       - Случаи в жизни бывают всякие. Мало ли кто.
       Она вздохнула. Ветер поднялся еще сильнее, завыл протяжно. Над головой сгустились тучи, начался ливень.
       Рил снял плащ и закутал в него девушку. Вздохнул, хотел было спросить, но не решился.
       Над дальним краем Сада раздался леденящий душу свистящий крик, будто лезвие взвизгнуло о металлическую ограду.
       Он быстро вскочил и побежал в сторону, откуда донёсся звук, выставив пику в его сторону.
       - Что это?!!! - крикнул он.
       В северо-западном углу, там, где смыкались два ряда низкого белого заборчика, хищно распростерся вымахавший до высоты человеческого роста черный тюльпан. Его лепестки сложились в хищную пасть, которая вновь исторгла страшный визг, от которого у Рила заложило в ушах.
       Он отпрянул, упал навзничь, поднялся, нанёс удар, другой, третий, разя практически не глядя, вперёд. Лицо его не глядело в сторону цветка, но когда он обернулся...
       ...То увидел, что Лаэр уже не сидит на крыльце. Медленно, в полусне, глядя вперед невидящими глазами, она шла вперед, к цветку. Каким-то чутьем Рил вдруг понял, что растение больше не имеет отношения к тому, которого он считает врагом, что оно самостоятельно выросло и напиталось, превратившись нечто совсем в другое.
       Он кинулся к ней, упал на колени и крепко обнял ноги, держа их. Если бы он мог зарыдать, он давно бы это сделал, но на лице его проступила слезинка. "Что же это, что?" - его внутренний голос дрожал от непонимания, но он продолжал удерживать любимую.
       Она остановилась, дрогнула. По ее щеке тоже покатилась слеза.
       Цветок снова завизжал, и звуковая волна, смешанная с ветром, едва не смела их обоих.
       Он понял, что промедлил, поднялся, обнял её, прикрывая спиной от звука. На сей раз ему ничего не хотелось делать, что могло бы повредить. Всё же это Сад Лаэр.
       На ощупь она была подобна льду. Руки его в момент замерзли, и холод начал распространяться по телу.
       Ногу Рила обвил зеленый росток, который начал подтаскивать к цветку.
       Он ударил его пикой, но понял, что сильного вреда это цветку не принесёт. Одно мгновение он взглянул на Лаэр и бессловно спросил: следует ли вступить в борьбу?
       Никакой реакции. Бессмысленный взгляд, устремленный в никуда.
       Мануэль грязно выругался слева, Соль же просто указала и кивнула головой. Она была неопытна, но и он думал примерно то же. Рил пошёл к цветку и попытался удушить его просто, своими руками. В конце концов, это лучше, чем бездействие - так решил он.
       Растение выпустило змеящиеся стебли, которые опутали юношу с головы до ног аки Змей Горыныч добра молодца. Как тут выберешься? Лаэр, однако, пока что продолжала стоять на месте.
       Он задыхался, но продолжал сжимать главный стебель. Лицо его было ободрано и кровоточило, берет разодран, кафтан изорван в клочья. Да, броня бы не помешала, но к чему она? Единственное, что он успел сделать, это послать любимой воздушный поцелуй. Соль тихонько плакала.
       К его удивлению, противник не стремился задушить свою жертву совсем. Только крепко держал, не давая вырваться.
       Издалека забрезжил свет, и вырисовались два силуэта: юный мужчина со взглядом старца и белый конь. Они медленно приближались к нему, остановившись возле Лаэр.
       Хозяйка Сада никак не отреагировала на них.
       Рил опустил руки, обессиленный, но удержался на ногах. Армаэль спокойно прошёл к нему и прикоснулся к растению.
       То взвизгнуло снова, но слегка одернуло стебли.
       Рил несколько поднатужился, стараясь выпутаться. Снежный Вихрь шагом приблизился к Лаэр и стал рядом.
       Тут растение потеряло к нему интерес, выпустив на волю, и, рванувшись внезапно к девушке, стремительно опутало ее все с ног до головы, не оставив даже кончика волос.
       Юноша потерял силы, но они пришли к нему неясно откуда. Он кинулся к любимой, а Армаэль медленно прошествовал за ним. В правой руке он держал палаш - неясно, просто так или же с умыслом.
       Но что им делать? Ведь, если ударить клинком, можно разрубить не только стебли, но и задеть девушку. Черный цветок отлично знал это.
       Он стал как вкопанный, думая об этом, не нанести ли удар по корню. Но предыдущие удары приносили мало пользы. Юноша не понял, поговорил ли он на мысленном уровне со Стражем или же нет, но он сконцентрировался и попытался собрать всю силу своей любви, материализовать её, и уже тогда что-то сделать. Он думал, что повредить это не сможет, ибо чувство его было искренним.
       В Саду начало стремительно темнеть, становилось душно. На краю поля зрения почудились языки занимающегося пламени. Нужно спешить.
       С небес в золотом блеске спустилась доброй работы серебряная чаша, в которой кипела некая жидкость, алая, как кровь. Опустилась она точно в руки Рилу, и он, наклонив её, полил землю, где росло растение. Он вылил всё, что там было, и затем упал - почти замертво, не заметив, что чаша оставалась полной, хотя и была вылита полностью.
       Поначалу ничего не происходило. Кровь впиталась в мертвую землю сквозь трещины, прошло несколько утомительных мгновений. Затем стебли разжались, и Лаэр упала на поверхность, приземлившись на колени, жадно хватая губами душный воздух. Сознание мутилось. Увернувшись от выстрельнувшего уса цветка, она отскочила назад, скосила глаза и заметила Рила. Испустив то ли стон, то ли крик, прыгнула к нему - второй ус пролетел мимо - и рухнула на землю рядом, обняв юношу за талию. Сознание ее поглотила тьма.
       Он из последних сил обнял её плечи. Так они и остались лежать здесь, лишь Страж стоял выше и следил за ними
       Все бы ничего, только пламя уже не чудилось - оно в самом деле разгоралось. Занималась белая ограда - с углов Сада.
       Страж не стал ждать, но активно делать что-то в чужом Саду не было в его праве. Он только обратился к кому-то, или же сам сделал что-то. Внизу послышался глухой взрыв, визг и грохот от падения - Ниайну улетел в бездну, куда летел долго-долго. Рил неожиданно поднялся - он весь был похож на месиво, лишь немного напоминавшее живое существо. Он поднял девушку и усадил на своего коня, и взял плащ, что распростёрся на земле. Он полил его кровью из чаши и побежал в горевшее место, пытаясь затушить пожарище.
       Огонь не причинял ему вреда - пламя даже не лизало руки и не трогало ни одежду, ни лицо. Оно продолжало пожирать ткань Сада, но неожиданно остановилось.
       Все вокруг, кроме действующих лиц, неожиданно остановилось, словно на поставленной на паузе кинопленке - движущимися были лишь зрители.
       Рил замер, обернулся - и направился к своей любимой, перебросив плащ через руку и обеими держа кубок, что вдруг стал невероятно тяжёлым. Конь неестественно опустился вместе с девушкой. Он поднёс чашу к губам Лаэр, припав на одно колено и склонив голову.
       Она сделала глоток, другой, поморгала и открыла глаза, испуганно огляделась по сторонам, ахнула и истошно закричала, запрокинув голову в алое небо, вкладывая в крик всю боль из глубины своей души.
       Он прижал её к себе, шепотом спрашивая: "Любимая, что всё это?"
       Лаэр всхлипнула, обняла Рила крепче и закричала так громко, как только могла, не боясь сорвать голос:
       - Лах!!! Хватит!!! Хватит, остановись немедленно!!!!!
       Повисло напряженное молчание, затем низкий хриплый голос осведомился:
       - Ты уверена? Лаэр, это еще не все.
       - Довольно!!! - крик резал по ушам не хуже острой бритвы. - Возвращайся на Край!
       - Слабая девчонка, - фыркнул голос и замолк.
       Время медленно продолжило двигаться, однако в обратном направлении: вспыхнувшие было снова языки пламени сами по себе опали в углах Сада, цветок спешно вбирал свои усы и стебли, воздух становился прохладнее и свежее, тучи рассеивались, на западе вновь разгорелся привычный рассвет.
       Словно ничего и не было. Если не считать действующих лиц, которых изменения не коснулись.
       Лаэр уткнулась носом в шею Рила и плакала.
       Он обнял её крепче и погладил волосы:
       - Всё прошло. Не следует сейчас говорить об этом. Знай только то, что я люблю тебя более всего, что есть в этом мире, либо что можно найти в других. И это - правда.
       Она не могла ничего сказать в ответ, рыдания навзрыд разносились по всему Саду и даже дальше. Только обняла так крепко, как могла. Зажмурила глаза, не зная, куда себя деть... от стыда.
       
       - Как это банально и голословно! Пожертвовать своей кровью ради твоего спасения! А в реальности он так сделает? Если, скажем, ты будешь валяться, нуждаясь в переливании, или просто захвораешь - принесет ли он тебе бульон?
       - За что ты так ненавидишь его, Лах? К чему эти испытания? Зачем ты устроила сегодня весь этот балаган?
       - За то, что не хочу, чтоб ты страдала из-за всякой тряпки. Ты сказала, что доверяешь свою судьбу кому бы то ни было в последний раз. Я это запомнила очень хорошо. Значит, пусть докажет, что он тебя достоин. "Если ты посмел любить Арвен..." - помнишь, Лаэр? Помнишь?
       - Разве тебе мало того, как Рил относится ко мне? Разве его поведение говорит не краше всяких слов? Подсознание не обманешь: он не мог бы так искусно играть в заботу.
       - Все это очень мило и прекрасно, Лаэр. Но твои слова я не забыла. И сделаю все, чтобы тебе не пришлось жалеть о них.
       - Ты заходишь слишком далеко! Ниайну точно так же, как ты, требует доказательств от меня!
       - И правильно делает. Тебе еще предстоит с ним разговор. Но, как бы то ни было, запомни, Лаэр, хорошенько: если Рил тебя предаст - я уничтожу его. И ты меня поблагодаришь за это.
       - Я ненавижу тебя за такие дела, Лах.
       - Полноте, Лаэр. Я - это ты. Мы одно Целое.
       - Из-за твоей самоуверенности выйдет беда.
       - Не бойся за Рила. Сможет - легко пройдет все испытания. Ты же говорила, что твой избранник должен будет их пройти. Получай. Впрочем, если не ошибаюсь, тебе светят свои испытания.
       - Я их пройду. В себе не сомневаюсь.
       - Вот и прекрасно. А то я начинаю думать, что ты теряешь мое уважение и превращаешься в тряпку со своей любовью. Увидим, что из вас обоих выйдет. Доброй ночи.

       
       23:43 13.06.2008 - 01:50 14.06.2008
Tags: shadow, weird tales
Subscribe

  • Впервые за два года взяла в руки карты

    Какие повороты порой делает судьба. Нашлось время у ученицы Иски сделать на меня расклад на "паганках", расклад не удивил, не порадовал. Да…

  • Новая жизнь, или Не ждали?

    Периодически вспоминаю, что имеется ЖЖ. Решила отметиться и сохранить результаты теста Айзенка о терпераментах. Оказывается, мой сменился: был раньше…

  • Peace and nothing more

    Я забыла, когда было так хорошо. Не помню, как это было и было ли хотя бы отчасти схоже. Всякое в жизни бывало, но чтобы после встречи с любимым…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments