Лара Иири (laikalasse) wrote,
Лара Иири
laikalasse

Categories:

Странная уютная сказка [был закрыт]

И снова неожиданно нарисовалась сама собой сказка. Вновь поджимает время, ибо я давно должна быть дома. ) Но оно того стоило, как во все прошлые разы. Странное дело... уже осень, а на душе весна. )

СТРАННЫЕ СКАЗКИ
СТРАННАЯ УЮТНАЯ СКАЗКА

       Мурлычет и тычется носом в ладонь.
       «Как известно, только Чеширский кот может выпить валерьянку из бутылки Клейна», – ленивая мысль.
       Зеленые глаза на острой серой мордочке хитро посматривают, запрыгивает на колени и вертится.
       – Мррр?
       – Успокоишься ты или нет? – притворная строгость в голосе. Почесывает за ушком...
       – Чего ты вредничаешь? – мягкая лапа нарочно ступает, куда не следует, на весьма чувствительное место.
       – Ай! А за шкирку? – впрочем, «угроза» не выполняется.
       – А чего ты строишь из себя сурового инквизитора? Зачем это притворство? – фыркает кошка, топчется еще некоторое время, наконец устраивается на коленях, задумчиво бормочет себе в усы: – А за шкирку можно и чего похлеще получить...
       – Я никого из себя не строю... стараюсь, во всяком случае. Оно само собой получается... а инквизиторство – это была лишь вспышка, момент.
       – Сейчас зачем-то притворяешься строгим, – назидательно говорит кошка. – Перед кем хочешь показать свою независимость и отстраненность-то?
       – Я?! – он весело смеется. – Помилуй, я ни перед кем не притворяюсь. Прости, если невольно создал такое впечатление.
       – Ладно-ладно, ты ж знаешь, что тебе я все прощу... – ворчит кошка, но она скорее по привычке, нежели всерьез из-за обиды. – Да... все... – прикрывает глаза, о чем-то размышляет. – Даже собственную смерть...
       – На провокации не поддаюсь, – рука меняет положение, теперь почесывая кошке подбородок.
       Приоткрывает один глаз:
       – Провокации? Я говорю лишь о том, что было.
       – Кошка, ты живая. Как ты можешь говорить про свою смерть?
       – Фи... как грубо. Будто ты позабыл мое имя... – открывает второй глаз, смотрит сурово. – У нас девять жизней, сам знаешь.
       – У меня всегда были проблемы с именами, – признается он. – Назвать имя – в какой-то степени потревожить сущность... впрочем, пустое. Так что там про смерть?
       – Тревожь, тревожь... Тебе – можно. Мррр... – некоторое время кошка наслаждается лаской, снова закрыв глаза, потом вдруг их открывает. – А, да. Смерть. Хм... Она – неплохое убежище, когда совсем уж плохо... Даже если не идти ее Путем за Грань, а укрыться под ее широким рукавом рядом...
       Он молчит...
       – Знаешь, когда мне, бывает, некуда спрятаться от невзгод, я вспоминаю, что есть такое убежище, в котором можно зализать раны, – продолжает серая полосатая кошка. – Возможно, я и не Смерть... ты сам твердишь об этом. Но после того Самхейна мы уж точно стали с ней сестрами... И в этом убежище... Знаешь о мертвой воде? Она залечивает раны. Вот так и близость Смерти устраняет мои.
       – Смерти, как известно, нет... к чему же ты близка? – едва заметная улыбка трогает уголки губ.
       – Есть, есть... Это переход, а переход всегда бывает... – вытягивает шею, подставляя под ладонь.
       Рассеянно гладит.
       – Знаешь, я сегодня снова разговаривал с нашим йогом... и не надо хихикать! Весьма интересный человек... Ты знаешь, что 2012 год станет поворотным в истории Земли? Смена эпох... есть мнение, что люди и Земля – перейдут в какую-то новую форму существования. И говорят также, что этот год, 2006, есть Рубеж. Те, кто перейдут грань – уже отобраны... прочие же покатятся по наклонной плоскости... Странно, так? Ведь именно этот год стал для меня в чем-то поворотным...
       Кошка как будто улыбается, затем бормочет:
       – И для меня тоже... брат.
       Спрыгивает неожиданно с колен и превращается в молодую девушку с каштановыми волосами и серо-кари-зелеными глазами. Подходит с мягкой улыбкой.
       – Ведь этот год – тоже год Пути... Вернее, 5-й был годом самого Пути, а 6-й – движения по нему.
       – Интересно, что же будет дальше...
       – Мне тоже... – легко смеется и лукаво глядит прямо на него.
       – Может быть, я все же смогу... полететь? – он внезапно серьезнеет, отворачивается, смотрит на переливы Хаоса за окном. – Впрочем, как выяснилось, боец из меня никакой...
       – Почему это никакой? – спрашивает, с сочувствием глядя на него.
       – Я не смог помочь тебе... Лишь потом – а если бы не было никого рядом?..
       Пожимает плечами и встряхивает каштановой гривой.
       – Сгорела бы на костре... Да мало ли что могло случиться. Если ты об этом.
       – Я говорю про... недавнее. Про лярву.
       Видно, что ей очень хочется чего-то, но не решается, не зная, как это будет воспринято.
       – А... Не переживай. Я сама ее не сразу увидела. Опыта у нас в таких вещах еще нет. Как же хорошо иметь вот таких вот друзей... – задумчивый взгляд потеплел еще больше при воспоминаниях о них.
       – Так как это было? Не расскажешь? Если, конечно, есть что рассказывать...
       Вздохнула и отошла на шаг, в глазах промелькнула грусть.
       – Что рассказывать... Ты ведь посвящен в эти события. Жирная клякса, натравленная, мерзко хихикающая и упрямая. Нет смысла противостоять ей изнутри. Сиди и не дергайся, называется. Расслабься, как мне посоветовали. И это было самым правильным. Ибо тут мало что сделаешь сам...
       – А автора – вычислили?
       – Нет. Хотя можно это сделать по остаточным линиям, – покачала головой.
       – Может быть, это можно сделать... – задумчиво. – Ладно... мое воплощение в одном из Миров зовет меня. Мы поговорим позже, обещаю. Располагайся как дома.
       – Впрочем... – возвращается. – Это не совсем сказка... не хочешь винограду? У меня есть... Ты что-то хотела спросить.
       – Да спрашивать как-то уже не о чем... – грусть в ее глазах кажется ей слишком заметной, и она, взяв сочную кисть, отходит к окну.
       – Что ты плетешь, сестренка? – подходит, некоторое время колеблется, но все же осторожно кладет руку ей на плечо.  – И ты расстроена чем-то... прости, сегодня я очень устал и, наверное, слишком непонятлив. Твое послание разбудило меня в три часа ночи, да и день был не из легких...
       – Разбудило? – вопросительно поднимает бровь, отвлекаясь. В руках вместо лозы сплетены тонкие лунные нити, напоминающие кошачью колыбель. – Прости, не знала... Мне послания приходят бесшумно... – скользнула взглядом по паутинке и, подбросив ее, все так же задумчиво проследила, как та растворяется в воздухе. – Так... Всего лишь легкие чары сказки. Которой ты пока не понимаешь.
       – Так, может быть, ты объяснишь?.. Или – эта сказка для другого дня?
       – Для этого... Сказочные чары так ненадежны... Наступит другой день, будет и другая сказка, – она повернулась к нему. – Я могу лишь подсказать, туда ли ход, или путь неверен, – мягко глянула на свое плечо, улыбнулась. – Дорога верная.
       – Тогда я иду по ней вслепую.
       – Вовсе нет, – вполголоса возражает. Снова взгляд. – Я только что тебе подсказала. Смысл этой сказки проясняется перед тобой?
       На какое-то время кажется, что он хочет что-то сказать... но затем решительно мотает головой:
       – Нет.
       – Ой ли? – пристально и прямо в глаза. – Что тебе пришло?
       – Так. Ничего. Смутные и бессвязные мысли про Дорогу Сна. Но я даже не знаю, с чем это связано...
       Улыбается, глаза вновь весело светятся.
       – Про Дорогу действительно немного не вовремя. Я дам направление. Кто-то сегодня что-то очень мешающее посылал куда подальше. Весь этот текст задуман, чтобы подтвердить или опровергнуть, послано ли оно.
       – Ах это... интересно, как ты собираешься это сделать?
       – Я сделать? – тихий смешок. – Я ничего не собираюсь делать.
       – Выяснить...
       – Слов уже наговорили предостаточно, не находишь?
       – Слова, слова, слова... Все-таки Шекспир – гений, – бормочет он. – Возможно. И?..
       – И пора перейти от них...
       – Пора – ты, как всегда, права, – грустно соглашается он.
       – Так отчего ты снова медлишь? Я не говорю об абстрактных вещах. Вспомни, с чего утром начался наш разговор.
       – Я не знаю... все всегда получается так... глупо и неловко...
       – Тссс... Не так. Все ты знаешь, – успокаивающий голос напоминает мурлыкание кошки, которым та снимает тревогу у встревоженного котенка. – О чем я просила сегодня утром?
       – О чем?.. Ты просила обнять и защитить...
       Серо-кари-зеленая глубина и ничего более.
       Некоторое время он стоит молча. Но затем делает быстрый шаг вперед, кладет руки ей на виски, поворачивает... притягивает ее голову себе на плечо. Из ладоней его струится чистый белый свет.
       – Я рядом...
       Довольное мурлыканье разносится вокруг, стремится к окну и отзывается в Хаосе...
       – Ну что ж, начало положено...

       КОНЕЦ

       (26.10.2006 19:51)

Из-за кое-чьей скромности закрываю запись, friends only. Обязательно поймите этот текст правильно.  Мало ли кому что там может показаться. Не хотелось бы смутить. )
ЗЫ: Пост открыт, ибо все было понято верно. Особенно тем, от кого первоначально закрывался.
Tags: weird tales
Subscribe

  • Неожиданно явился Сад [был закрыт]

    ...И неожиданно я увидела. В густом синем мраке проступают сплетенные ветви кустарника. Их скрутило, слово колючую проволоку. Шипы поблескивают в…

  • Психопатологический диатез

    - Любовь есть? - Есть! - Как понять, что это любовь? - Это когда чем дальше, тем больше, тебе все интереснее с этим человеком... - Что такое…

  • Лесная ночная зарисовка

    Между деревьями в густом ночном мраке горел огонек. Он светил ровным белым светом, словно луч фонарика, не двигаясь, не мигая. Сам по себе не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments