Лара Иири (laikalasse) wrote,
Лара Иири
laikalasse

Categories:

Сказка о Драконах

Метания, страхи, связь с Авоном, по которой эмоции одного передаются другой и обратно, гнев и холод, темнота и сочувствие... Можно многое написать о последних днях. Из этого всего событиями выделяются камелотские приключения и неожиданное приятное завершение пятницы. И как рассказать о прочем? Лучше всего для этого подошел мотив сказок... Брат сам начал ее первой... Впрочем, кого не устраивает - можете расфрендиться, я не обижусь. Для тех, чьи картины миры схожи с моей и пересекаются, а чей интерес не угас, но в первую очередь для нас самих, эта долгостраненная сказка.

СТРАННЫЕ СКАЗКИ
СТРАННАЯ СКАЗКА О ДРАКОНАХ

        ...Сегодня здесь тихо. До странности тихо, тяжелые тучи, ползущие по черно-красному небу, делают это почти лениво, и дерево, склонившееся над Пропастью, почти не качается, и ветер сегодня не завывает, как обычно...
        В такие дни фонарь у входа в бункер неподалеку от Пропасти, бункер, внутри которого – уютная комната, светит спокойно и ярко и виден издалека.
        Воспоминание... Давно же это было... Сколько вечностей назад?..
        ...Он бесцельно бродит по комнате, без видимой цели двигая и переставляя забавные безделушки, расставленные по полкам.
        ...Обитателю комнаты неспокойно. Если найдется кто-то, способный услышать его мысли, он уловит обрывок фразы: «...Правильно ли... я знаю, что правильно, но поймет ли...»
        – Пойму... – шелест голоса за спиной.
        Он не оборачивается, лишь замирает рука с хрустальным, переливающимся всеми цветами шариком.
        – А я уж думал, ты забыла сюда дорогу. Да я и сам почти забыл...
        – У тебя теперь другая жизнь... Своя жизнь... Тебе нет нужды приходить сюда...
        Вздох.
        – Нужды? Нужды – нет... ее и не было никогда. Я просто иногда... жил здесь. И здесь я по-прежнему один, хоть она и знает об этом месте. Своя жизнь? Она всегда была моей, согласись. А это укрытие здесь – я по-прежнему чувствую его тепло... Впрочем, пустое. Значит, ты ощутила, – лишь слабый вопрос слышится в последнем предложении.
        «Зачем ты это сделал? – в тишине раздается негромкий голос, исходящий из ее сердца. – Зачем выпустил, сорвал окончательно печать? Впрочем, она мало что запирала, все и так постепенно само вытекло, но это стало последней каплей. Я просто захлебываюсь и тону. Как в бушующей реке. Зачем... Я знаю, чтобы справилась. Но мне ничего не хочется. Мне так грустно, что грусть становится отчаянием».
        – Отчаяние пройдет, – он по-прежнему не оборачивается. – Ты не захлебнешься, ты выплывешь. Ты сильная, сестра.
        «Да неужели? Отчего же мне кажется иначе? – продолжает голос. – Нет опоры... Тепла, поддержки – все слишком далеко, черт возьми, что бы ни говорили! Но дело не в одиночестве, не в том, что нет пары. Не только в том. А не на кого опереться сейчас, вот просто буквально прислониться к чьему-то плечу и почувствовать уверенность. Братья, невестка, друзья... Как вы все далеко... Чертовски далеко, пусть тысячу раз повторяют, что мысленно и душой вместе. Нет... Нет... Нет...»
        – Тебе именно что КАЖЕТСЯ иначе. А насчет опоры... Тебе так важен именно физический контакт? Не знаю, не знаю... И ведь у тебя есть наш амулет. Половинка его...
        «Важен, брат. Ты знаешь».
        Молчание. Легкий шорох за спиной. Еще один вздох.
        Он резко, порывисто оборачивается. Подходит к сестре и берет ее за руку.
        – Важен, да... И ты знаешь, как мне жаль, что мы можем встретиться только... вот так. И я могу лишь сказать то, что говорил множество раз, и, может быть, ты прислушаешься и поймешь... Ты не одна, не одна, понимаешь? Если не веришь себе, поверь хотя бы мне. Моя рука всегда незримо у тебя на плече, пусть ты и не всегда чувствуешь ее. Вот, – он улыбается, несколько смущенно и как бы немного виновато. – Я не найду больше слов...
        Она опускает голову, волосы падают на лицо, закрывая. Дрогнули плечи, раз, другой.
        Он подходит, нерешительно обнимает за плечи.
        – Ну... успокойся. Успокойся, все не так страшно. Честное слово, вовсе не так!.. Знаешь, когда мне становится тоскливо и кажется, что весь мир настроен против меня, я  поднимаю голову и смотрю вокруг. В основном на других людей... Ведь у каждого – свои проблемы, и, что самое смешное, каждый мнит СЕБЯ центром мироздания, воображая, что его проблемы – затмение Солнца... А Солнце продолжает светить, и что каждый человек перед ним?.. Опять я как-то не так сказал. Просто оглянись вокруг и увидь, что все не так страшно.
        – Солнце?.. – сестра поднимает голову, и глаза вдруг вспыхивают зелено-золотыми зрачками. Она чуть отстраняется, взмахивает руками, и за спиной выпростаются широкие крылья. Волосы исчезают на загривке, а лицо вытягивается вперед. В одно мгновение перед мужчиной оказывается дракона, созданная из чистого огня, от которой веет прохладой – инверсией нестерпимого жара. Комната неуловимо расширяется, и создание легко помещается в ней. – Вот такое? – уточняет знакомый голос, но теперь он гулок и глубок.
        Струя пламени обдает лицо мужчины, словно легкий ветерок летней ночью. Поток овевает мягкостью и чистотой.
        Он отрицательно качает головой.
        – Частица не может быть равна целому. Пусть ты обрела Огонь... но он лишь часть чего-то большего, неизмеримо большего. Впрочем... – он вновь отворачивается. – Не знаю, опять же... Хочешь быть Солнцем – будь им. Обернись назад, пожалуйста... тут у меня есть довольно хрупкие вещи.
        – Я не задену их, – усмехается дракона, складывая крылья. Глаза внимательно наблюдают, ей ужасно любопытно, как он воспринимает ее... такой. Перевоплощение не прошло даром: от грусти не осталось и следа.
        Он берет в одной из полочек небольшое зеркальце. Снова не оборачиваясь – кто знает, почему? – рассматривает дракону.
        – Ты красивая, – комментирует он, и кто скажет, какой формы в этот момент его собственные зрачки? – Жемчужно-белая, и эти золотые нити... Непривычно?
        – Странно, что белая с золотом... Ведь такие цвета свойственны тебе, – говорит дракона за спиной. – Помнишь? Белое сияние Силы и золотые прожилки... Я ведь вижу ее такой. А ты, кстати?.. Какой?
        – Ты более мягкая, – он усмехается. – Странно, да? Но тем не менее... Твое свечение – матовое, да будет мне позволено так выразиться. А я?.. Показать тебе?..
        Он оборачивается и...
        ...что-то происходит...
        Он снова улыбается – немного смущенно.
        – Вот... не больно глазам? Поморгай, и все пройдет. Или хочешь, я подлечу... Это был именно тот, Солнечный Дракон, которого я выбрал своим символом.
        – Мягкая, ага, как же... Нет, мне не больно, брат, – смеется, взмахивает крылом, рожденный ветерок ерошит волосы мага. – Как может один огонь ослепить другой? Как странно, мы оба видим все наоборот. С твоей стороны я – бело-золотое сияние, ты – рыжее пламя и ослепляющий свет, но моя форма видится огненно-рыжим драконом, а белизну и золото вместе я отдаю тебе. Все наоборот. Зеркала... – чуть иронично улыбается (улыбка дракона своеобразна, но всегда заметна). – Заемная форма... Наследственность, – хихикает и с хитрым прищуром говорит: – Частица не может быть равна целому, это да. Зато она содержит это целое в самой себе.
        – Заразилась от меня философией, хех, – он закрывает глаза. – Тебя бросает от радости к печали... и назад. Эмоции, чувства... они раздирают тебя. Но – это ТВОИ эмоции, и только ты сама можешь  с ними справиться. Я уже не раз пожалел, что согласился тогда... ведь к чему это привело? Ты заболела, заболела язвой души... тебе нужно восстановить целостность...
        Предложение обрывается на середине.
        Дракона фыркает: ей не нравится грустить. Это свойственно ее изначальной форме, но не данной.
        – Потоки губительных эмоций, похожие на липкую паутину, которую скатали в мочалку и провезли по всем углам. Обросшие пылью и мелким мусором, самое место на костре. Сжечь. Но ни одно пламя не очистит своим дыханием запыленную душу. Разве что придется долго... Жаль, нельзя все время оставаться беззаботным драконом... Зря сожалеешь, я и сейчас рада бы избавиться от них. Знаешь, для меня ведь это было благом... На самом деле ты снес эту грязь с меня... но она просочилась обратно, налипнув на легкое спокойствие. Ты вовсе не делал меня бесчувственной... Лед может и залечивать…
        Он щурится на огонь в камине:
        – Забавно, что ты упомянула об этом... Пламя-то как раз очистит. Если оно будет правильным и направлено будет правильно... Хотя – это уже технические детали. Я уже как-то делал это... И нужно будет повторить вновь, как только ты сама, – тут он поворачивается и в упор смотрит в ее глаза, – САМА выяснишь, ЧТО же именно тебе не нравится в себе... найдешь тот самый «мусор». Понимаешь?.. Пламя может быть очень, очень избирательным... но мы задержались тут. Мне пора.
        Он делает короткий жест.
        Темнота.
        – Да, пора. Обратись, брат! – она поворачивается к окну, за которым танцует Хаос, и вдруг распахивает его. – В этой форме мы не потеряемся в Потусторонье. Мне хочется развернуть крылья! Пусть хоть ненадолго вся грусть останется позади!
        – Хорошо-о-о... – согласие перешло в крик. Белую вспышку, бывшую только что хозяином комнаты, мгновенно вытянуло в окно, и там, за пределами надежных стен, в переливах вечного Хаоса, она приобрела форму...
        – Предупреждать надо! Это все же моя комната, и окно мое, и защелка на нем тоже моя! В следующий раз – оттреплю за шкирку, – улыбка дракона всегда заметна. – А сейчас... летим, сестра, – шипение, еле уловимо колеблющее нити Мира. – Куда-нибудь да попадем.
        – Обязательно! – задорно отзывается она. – Посмотрим!
        ...И никто не услышал, как он пробормотал себе под нос: «Но не забыть бы вернуться... меня ждут».
        Два дракона, два пламени, уносились в бесконечность Мироздания…
        
        КОНЕЦ
        
        (14:12 12.02.2007)
 
Tags: weird tales
Subscribe

  • Неожиданно явился Сад [был закрыт]

    ...И неожиданно я увидела. В густом синем мраке проступают сплетенные ветви кустарника. Их скрутило, слово колючую проволоку. Шипы поблескивают в…

  • Психопатологический диатез

    - Любовь есть? - Есть! - Как понять, что это любовь? - Это когда чем дальше, тем больше, тебе все интереснее с этим человеком... - Что такое…

  • Лесная ночная зарисовка

    Между деревьями в густом ночном мраке горел огонек. Он светил ровным белым светом, словно луч фонарика, не двигаясь, не мигая. Сам по себе не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

  • Неожиданно явился Сад [был закрыт]

    ...И неожиданно я увидела. В густом синем мраке проступают сплетенные ветви кустарника. Их скрутило, слово колючую проволоку. Шипы поблескивают в…

  • Психопатологический диатез

    - Любовь есть? - Есть! - Как понять, что это любовь? - Это когда чем дальше, тем больше, тебе все интереснее с этим человеком... - Что такое…

  • Лесная ночная зарисовка

    Между деревьями в густом ночном мраке горел огонек. Он светил ровным белым светом, словно луч фонарика, не двигаясь, не мигая. Сам по себе не…